Интервью с Сергеем Буруновым.

Интервью на благотворительном мероприятии Life Talks.

Редактор: Валерия Князева.

Корреспондент: Дмитрий Миронов.

Фото: Екатерина Спиридонова, официальная группа Сергея Бурунова Вконтакте.

Сергей, многие знают, что Вы сначала хотели стать лётчиком, но всё же стали артистом. Как это произошло?

— Наверное, это связано с посттравматическим психическим расстройством. Шучу, конечно. Все, кто приходит в артисты — потенциальные пациенты психиатров, потому что актёрская игра — это эксперименты над собственной психикой.

После школы я поступил в Качинское авиационное училище в Волгограде. Но мы с друзьями частенько хулиганили и веселились, а учёба в авиационном разнилась с моими ожиданиями беззаботного времени, поэтому я быстро охладел к выбранной специальности — в ней не было ничего весёлого. После этого я начал мотаться и искать, куда идти дальше. Так я поступил в Государственное эстрадно-цирковое училище, проучился там год, а затем начал обучение в Щукинском училище.

 

Вы помните, что происходило на Ваших вступительных экзаменах? Какой Вы выбрали материал для вступительного коллоквиума?

 

— Такое не забывается. В основном, поступление — это самое страшное, что может быть, так как степень волнения и накала доходят просто до критического уровня. Я помню, что читал «Мастера и Маргариту», А. С. Пушкина и что-то ещё было... У меня было очень сложное поступление, мне говорили: «Непонятно, кто ты и что с тобой делать».

 

Какие роли Вы играли в студенческие годы?

— Поскольку мой художественный руководитель не знала, что со мной делать, она мне давала роли по наитию. Первый выстрел мне в голову – «Овод» у Лилиан Войнич. На следующий год у меня был другой педагог, который тоже разводил руками и говорил: «Что же нам делать?». Затем была «Школа злословия», а ещё был хороший отрывок из пьесы «Лес» А.Н. Островского «Счастливцев-Несчастливцев». Был хороший спектакль «Портрет» по Н. В. Гоголю. Ну а самая «весёлая» постановка, после которой я просыпался в холодном поту – это «Три мушкетёра». Пример того, как не надо. Спектакль был поставлен по советскому фильму. В первом акте я играл отца д’Артаньяна, во втором – Бонасье, и ещё мы выходили гвардейцами-кардиналами. За этим всем наблюдал Аркадий Райкин, который по ходу спектакля сползал по стулу вниз, и я в этот момент подумал: «Ну, всё, никуда нас не возьмут».

Вы когда-нибудь жалели о том, что ушли из лётного училища?

 

— Нет, не жалел, поскольку я не армейский человек.

 

В какие моменты Вы испытываете кайф от своей профессии?

 

— Не знаю, как это объяснить. Это как состояние влюблённости. Если тебе нравится материал — тебя от него будоражит, вот и внутри что-то похожее происходит, некий азарт что ли.

 

На Ваш взгляд, какие сейчас лучшие комедийные артисты?

 

— Фёдор Добронравов, Эдуард Радзюкевич…. Я.

Сейчас вышли две картины «Домашний арест» и «Содержанки», где Вы играете совершенно нетипичных для Вас героев. Можно предположить, что Вы устали от Вашего комедийного амплуа?

 

— Нет, не устал, так как комедия и трагикомедия – это мои любимые жанры. Комедия – это вообще один из сложнейших жанров. Хочешь прославиться – рассмеши, а рассмешить – это целая наука.

Насчёт «Домашнего ареста» и «Содержанок» — это просто мой путь развития, я пробую себя в чём-то новом. Да, это было странно и тяжело, так как многое нужно было исследовать для себя.

Работа с К.Ю. Богомоловым меня просто потрясла, такое я видел только с Н.С. Михалковым: как он анализирует, как он понимает процесс, как он понимает человеческие отношения. Он никогда не кричал, всё было конструктивно, точно, он прекрасно понимал, что такое диалог.

 

Вы часто говорите, что очень не любите артистов, не получивших профессиональное образование. Вам кажется, что любой артист должен быть профессионалом, почему?

 

— Потому что это пусть становления, это школа жизни, это путь, который нужно пройти, это испытание. Если тебе кажется, что у тебя получается – тебе кажется. Зачем нам тогда вообще нужны профессиональные ВУЗы? Давайте их закроем. Мне вот кажется, что я умею делать операции на мозг очень красиво или я прекрасно могу пилотировать Боинг. Задача актёрской школы – воспитать творческую единицу.

 

Есть ли сценарии, от которых Вы сейчас отказываетесь?

 

— Да. Отказываюсь, потому что я подобное уже играл. В современном мире есть тенденция к повторам, а когда это было уже мною сыграно, я вынужден отказаться, так как мне это не интересно. Я это уже делал, зачем мне играть одно и то же?

 

Встреча, на которой мы смогли с Вами пообщаться, проводится с благотворительными целями. Мы бы хотели поговорить о Вашем отношении к благотворительности, о том, как Вы для себя поняли, что в этом будете участвовать. Какая у Вас к этому мотивация?

 

— Я, на самом деле, давно об этом задумывался, потому что эта история, конечно же, связана со смертью моей мамы. У меня в жизни был тогда очень трагический момент, когда мне некуда было обратиться. И мысль о благотворительности у меня зародилась именно в тот момент. Я общался об этом с моим директором Настей и говорил: «Давай что-нибудь организуем», потому что мне в своё время некуда было податься. Маму выписали из больницы, в результатах было написано «обследование в специализированном стационаре» и знак вопроса. Это шифр, для понимающих, а я-то откуда знал? А теперь я знаю, что «обследование в специализированном стационаре» — это, оказывается, всё. Это уже точный диагноз. А время было уже потеряно. И если бы у меня была тогда возможность, какой-то такой фонд или место, куда можно было бы обратиться, конечно же, я бы обратился за помощью. Эта история на меня очень повлияла. Судьба распорядилась так, что мы познакомились с моим любимым и многоуважаемым Константином Юрьевичем Хабенским. Я у него спросил: «Можно я что-нибудь сделаю для Вашего фонда?», и он согласился, так всё и началось. Важно же ощущать, что ты кому-то полезен, что ты кому-то необходим. Вдруг я кому-то помогу, это будет здорово.

Кто Ваш любимый партнёр по съёмкам? Вы, наверное, скажете, что это Саша Петров?

 

— Ну, коль уж зашёл разговор о Петрове, да. Если честно, Сашка — прекрасный, абсолютно профессиональный, работающий на износ актёр. Я всё думаю, откуда в этом молодом парне какая-то внутренняя правда, как будто он что-то знает. Обязательно посмотрите его спектакль «Заново родиться», Саша вас поразит своей страстью и яркостью. Плюс ко всему он замечательный человек и друг. Мне вообще на партнёров всегда везло: Саша Петров, Света Ходченкова, Саша Бортич и многие другие, я могу бесконечно перечислять! В этом плане я везунчик!

 

А что бывает, если Вы на съёмочной площадке оказываетесь с партнёром, который Вам неприятен по некоторым причинам? Как Вы с этим справляетесь?

 

— Это моя работа. Мне может быть кто-то неприятен, но это часть моей профессии. Это, конечно, плохо, так как о творчестве уже не может идти и речи, но тут уже вступает в силу вопрос ремесла и профессиональной этики. В своё время мне педагог говорил: «Человек может быть каким угодно в жизни. Он может быть плохим, хорошим, но человек — это не профессия. Он вышел в кадр, и это уже просто партнёр по съёмкам». У меня редко случались такие ситуации, главное, ни с кем не ссориться, потому что враги из Москвы никуда не уезжают.

 

Какие пять фильмов Вы посоветуете нам для обязательного просмотра?

 

1. «Экипаж»;

2. «Типа крутые легавые»;

3. «Зомби по имени Шон»;

4. «В бой идут одни старики»;

5. «Кин-дза-дза!».

 

Вы хотели бы поработать за границей? В голливудском или европейском кино?

 

— Мне, конечно, это было бы интересно, но тут встаёт вопрос языка. Это сложно, есть языковой барьер. А кого играть без языка? Безумных русских людей в эпизодах? Хотелось бы попробовать, но пока не приглашали.

 

Как Вы думаете, отличается ли их актёрская работа от нашей?

 

— Однозначно, у них школа очень здорово прогрессировала, а у нас она до сих пор достаточно консервативная и традиционная. Они используют совершенно другие методики, но за основу взяли многое у Станиславского. Многое привёз и привнёс к ним Михаил Александрович Чехов, великий русский артист и племянник А.П. Чехова, эмигрировавший в Америку до революции.

Как Вы справляетесь с тяжёлыми жизненными ситуациями? Какой у Вас способ борьбы со стрессом, с депрессией?

 

— Для этого есть психотерапевты и различные препараты, потому что жидкости с резким характерным запахом не работают, они только хуже делают. Главное — поддержка близких. Я пытаюсь отдыхать, ездить на море. Основная моя проблема – это необходимость выспаться. У нас работа ведётся постоянно, и голова не отключается, поэтому тяжело уснуть. Иногда настолько устаёшь, что хочется послать всё это в одинокое долгое пешеходное путешествие. А что делать, справляюсь.

 

Посещаете ли Вы какие-либо спектакли/постановки?

 

— Да, стараюсь посещать. В последний раз был на постановке Константина Богомолова «Ай Фак. Трагедия».

 

Представьте, что человек находится перед выбором у Создателя. Необходимо выбрать только одно из качеств: ум, воля, талант, порядочность. Что бы выбрали Вы и почему?

 

— Я бы выбрал талант, так как я думаю, что в нём подразумевается и всё остальное.