Интервью с Марией Мясниковой.

Интервью: Анастасия Кирюшина.

Редактор: Валерия Князева.

Фото: Екатерина Спиридонова.

Образ: Анастасия Бирюкова.

Расскажите о себе.

 

— Меня зовут Мясникова Мария, мне 27 лет. Родилась я в Петербурге. Училась до 9 класса в языковой школе. С 5 лет я изучала английский, с 10-ти лет - немецкий, с 13 лет приступила к изучению испанского, а с 1-го курса театрального института я начала изучать французский. Но сейчас моя жизнь с языками никак не связана.

 

Каким из этих языков вы владеете свободно?

 

— К сожалению, никаким, поскольку практики уже давно нет в моей жизни. Только английский остался в памяти.

 

 

Когда и почему Вы решили стать актрисой?

 

— Это всё благодаря моей маме. В молодости она играла в театре «Суббота», но из-за некоторых обстоятельств она была вынуждена его бросить. Это было не навсегда, через некоторое время она стала заглядывать туда в гости. Как раз в тот момент «Суббота» стал уже полноценным государственным театром. В нём ставили спектакль «Чайка» по А.П. Чехову, куда как раз нужны были дети. Естественно, мою кандидатуру не оставили в стороне. Эта ситуация, видимо, и предопределила мою судьбу.

 

А понравилось ли играть свою роль в постановке «Чайка»?

 

— Да, мне очень понравилось. Я не могу выделить, что именно мне понравилось - меня просто зацепил сам процесс. Однажды, во время спектакля «Бремя страстей человеческих», мне удалось пустить одну скупую детскую слезинку, но я была безумно горда собой! «Я смогла, я заплакала, я прочувствовала роль, теперь я актриса» - подумала я в тот момент.

 

Когда Вы поступили на обучение театральному мастерству?

 

— Скажу сразу, поступила я не с первого раза. После 10-го класса я поступала к режиссёру и актёру Григорию Дитятковскому. В тот момент можно было сдать экзамены экстерном, поступить и учиться в театральном ВУЗе. Конечно, на консультации я никому не говорила, что я только после 10-ого класса. В моей голове был план: при подаче документов я скажу наивное «ой», и меня сразу зачислят, но он, к сожалению, так и не осуществился, поскольку на первом туре Григорий Дитятковский узнал, что я пока ещё не выпускница, и сказал мне далеко не то, что я ожидала услышать. Он обронил скупое: «Извини, но нет, приходи позже».

После 11-го класса я всё-таки поступила в «Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов». Но из-за съёмок в проекте «Слово женщине» я не смогла успешно закончить год в университете, поэтому я решила поступить к Спиваку или к Райкину, но слетела и там, и там, что сказалось на мне очень болезненно. У Райкина я не прошла конкурсный отбор, у Спивака – коллоквиум.

А почему Вы не прошли коллоквиум?

 

— Я как сейчас помню задание, которое я завалила. Вениамин Михайлович Фильштинский попросил меня показать муху, что естественно ввело меня в ступор. Я показала что-то невнятное, совершенно не похожее на муху. Так что мне было отказано в зачислении.

Весь год я «вольницей» ходила к Спиваку, а в это время продолжались съёмки «Слово женщине» - я играла там дочь главной героини, поэтому съёмки были ежедневно.

На следующий год я снова беру себя в руки и снова поступаю, но на этот раз к Григорию Михайловичу Козлову, а также на курс при театре им. Ленсовета. Я успешно прошла первый тур в обоих местах. Ну и как вы думаете, кто сидел на 2 туре в «Театре им. Ленсовета»? В.М. Фильштинский, который вновь меня попросил показать муху. Несмотря на то, что я вновь опешила, я была подготовлена к этому заданию, ведь я репетировала весь год! Успешно продемонстрировав насекомое, Вениамин Михайлович попросил продемонстрировать змею. Ничего не оставалось, как лечь и ползти. После змеи последовал кенгуру. А после кенгуру последовал очередной отказ в поступлении. Но, к счастью, я прошла к Григорию Михайловичу. Я и по сей день играю у него в театре «Мастерская».

 

Как именно Вы попали в театр «Мастерская»?

 

— Григорий Михайлович всегда говорил, что его мечта – создать свой театр. Но как-то всё не складывалось, поэтому эта идея была заброшена до определённого момента. Я не знаю, что на него повлияло, но как-то раз он всё-таки собрал курс ребят и предложил им создать свой театр. Я знаю, что они трудились не покладая рук. Дошло до того, что здание на Народной улице отдали «Мастерской». А к этому моменту и я уже доучилась, так что мы с одногруппниками ставили «Тихий Дон» уже на сцене нашего театра в качестве дипломного спектакля. На следующий год мы выступили со спектаклем «Карамазовы», и так постепенно у театра расширялся репертуар, а работать приходили новые выпускники и ребята с младших курсов.

 

Привносили ли Вы что-то своё в спектакли?

 

— Да, например, в «Тихом Доне» есть очень много привнесённого нами: какие-то сцены мы объединили, какие-то дополнили танцем, какие-то – песней. Привнося такие моменты в спектакль мы помогаем зрителю лучше воспринимать сложный материал.

Вам больше нравится игра в кино или игра в театре?

 

— Это сложный вопрос, потому что это абсолютно разные вещи. Я не могу судить объективно, поскольку съёмок в моей жизни гораздо меньше, чем игр в театре. Я безумно люблю театр – там я себя чувствую абсолютно свободно. А съёмки в кино – это глоток свежего воздуха. Григорий Михайлович дал нам такую хорошую школу, что придя в любой другой театр, на подсознательном уровне мы все работаем по его системе. Мне порой кажется, что мы даже сами можем поставить спектакль по разбору Григория Михайловича, мы один большой Григорий Михайлович, он навсегда в нас. В кино же немного другой внешний принцип: камера ближе, чем последний ряд театрального зала, но внутренний принцип остаётся прежним.

 

Какой была Ваша первая роль в кино?

 

— В то время я была ещё ребёнком. Это был военный фильм, и я снималась в массовке. Конечно, туда привела меня моя мама. А вот в следующем фильме «Гадкие лебеди» у меня уже был целый эпизод с монологом. Это было очень волнительно. Сцена снималась в классе: я сижу за лакированной партой, от волнения царапаю её и доцарапала я её до дерева. Несмотря на то, что дублей было где-то 15, я была безумно горда собой, потому что смогла произнести свой первый монолог в кино.

 

Какая из сыгранных Вами ролей нравится Вам больше всего?

 

— Любимая роль у меня в сериале «Слово женщине». Это был мой первый большой опыт, для меня это было действительно сложно. Ещё мне нравится моя героиня Ната из проекта «Перелётные пташки». Этот персонаж полюбился мне из-за своей страсти к танцам, поскольку я сама очень люблю танцевать. Также Ната зацепила меня тем, что на тот момент это был новый для меня характер персонажа, ведь я обычно играла робких маленьких девочек, а тут была настоящая стерва со своими желаниями и целями, в общем, достаточно жёсткий персонаж.

 

Расскажите, как Вы прошли кастинг на роль Параськи в фильме «Гоголь»?

 

— Начну с того, что сначала я даже не поверила, что меня утвердили. Мне показалось, что пробы были очень странные. Во-первых, это были пробы без партнёра, во-вторых, мне показалось, что я не выложилась полноценно - я просто проговорила текст, а оказалось, что именно это и нужно было. Не переиграть, не выжать все свои актёрские способности, а просто понимать, о чём ты говоришь. Самое замечательное, что партнёр по съёмке у меня был мой однокурсник и актёр театра «Мастерская» Антон Момот, также был Илья Борисов, который был любовником моей мачехи. Это было потрясающе, нам было легко и на площадке, и в перерывах между кадрами.

Расскажите про съёмки. Как они проходили?

 

— Меня поразила работа режиссёра Егора Баранова. Он одновременно позволял на площадке шутить, смеяться и веселиться, но в то же время мог по щелчку пальцев заставить всех переключиться на серьезный лад. И серьёзность эта не была тяжелой, наоборот, все были очень сосредоточены. Мне всегда было понятно, что от меня хотят. Сам процесс съёмок был безумно красивым: по всему лесу ходил человек с дым-машиной, и всё было в тумане. Это очень круто.

 

Вы сразу знали, чем закончится фильм «Гоголь»?

 

— Я знала всё изначально ещё на пробах. Нам было предоставлено краткое описание.

Во время съёмок присутствовала мистика или она была только в кадре?

 

Какие у Вас любимые фильмы?

 

— Тяжело ответить на этот вопрос. Вчера вечером пыталась понять, какой же фильм я люблю, но сделала вывод, что любимого фильма у меня нет.

 

Может быть, есть любимый жанр?

 

— Мне очень нравятся фильмы и спектакли, где есть простая человеческая история, без каких-то нереальных домыслов.

 

Вы когда-нибудь отказывались от ролей?

 

— Бывало, что я отказывалась от каких-то короткометражных фильмов под предлогом, что у меня нет времени, ведь иногда бывают правда неинтересные вещи, а прямо я сказать не могу, обидеть не хочу.

 

Чем занимаетесь в свободное время?

 

— Да чем угодно: я клею домики, леплю из глины, учусь шить, хожу на занятия игры на скрипке, занимаюсь вокалом.

 

Что Вас вдохновляет?

 

— Очень сложно сказать, потому что я вдохновляюсь всё время совершенно разными вещами или событиями. Иногда бывает так, что на роль ничего не вдохновляет, но играть всё равно нужно, даже без вдохновения.

 

Назовите Ваше жизненное кредо?

 

— Не ищи плохого. Нужно постоянно искать хорошее абсолютно во всём.