Интервью с Еленой Летучей

Интервью на пресс-конференции о новом шоу «Детки-предки». 

Фото: официальный фотоотчёт телеканала СТС.

О новом шоу «Детки-предки»:

 

«Детки-предки» – шоу, которое я хотела много лет, но во мне всегда видели только строгую девушку, которая может только что-то проверять. Мне хотелось попробовать новый для себя формат, я мечтала вести игровое семейное шоу.  

Меня ассоциировали с «Ревизорро», но это не проблема для меня. Уверяю, мы вас удивим. В новом шоу я по-другому выгляжу, иначе себя веду. Честно признаю, на первой съёмке внутренне очень переживала, чтобы аватар сошёлся с программой, со студией, со всей командой, и всё случилось.

 

О смене образа:

 

У меня нет сложностей в работе и творчестве, если я понимаю, что дальше не могу работать, то просто увольняюсь и иду в другое место. Мне не страшно, что какое-то время меня нет в эфире, зато я делаю то, в чем я вижу смысл и то, что я уверена, понравится зрителю. В этом смысл, а не в том, чтобы все время мелькать на экране.

Сейчас я чувствую себя очень комфортно. Для меня важна гармония того, что я делаю, как я выгляжу и как я живу. Скандалы, интриги, расследования, хотя у меня и очень скандальный образ, мне не близки. Я не кукла, которую нарядили, всё, что я делаю, я делаю, потому что вижу в этом смысл. А шоу «Детки-предки» – исполнение моей давней мечты. Когда человек находится в профессии, ему интересно пробовать разные форматы, и я очень хотела бы показать себя с другой стороны, другую часть себя, которую видели только мои близкие. У меня всё гармонично, и у меня всё работает.

 

О том, какое поколение ей ближе:

 

На съёмках в какие-то моменты я металась. Но всё же я отношу себя к предкам. Я родилась в советское время, была октябрёнком, пионером, смотрела много фильмов. А сейчас дети смотрят мультики, где показывают кружочки, квадратики и непонятные штучки. Папа пытался поставить им наши советские мультики, они смотрели-смотрели и говорят – ой, ты нам ещё «Простоквашино» поставь. И мы с мужем не поняли, что такого в «Простоквашино», хороший же мультик! Поэтому, думаю, мы всё-таки относимся к предкам. 

Например, когда на съёмках начинали показывать отрывки из фильмов «Любовь и голуби», «Служебный роман», исполнителей, которых мы слушали, мне это было ближе. Я знаю, что Владимир Ульянов на значке октябрёнка был с волнистыми волосами, потому что у меня был этот значок. А детки этого не знали, и у них были версии про прямые волосы и без волос. А что касается молодёжи и музыкальной культуры, то было сложно. Когда были карточки и названия групп, я просила вписывать туда расшифровки максимально досконально. Я даже не знала, как эти группы читаются, как эти люди выглядят, кто они. Когда я читаю новости, то всё записываю себе на подкорку, как журналист, и популярных блогеров я узнала, Влада Бумагу, например. Но всё, что касается современной музыки, вызывает сложности. Мне понравился вопрос, какое видео набрало шесть миллиардов просмотров. Оказалось, это Despasito! Снимая программу, мы узнаём что-то новое и учимся сами.

 

О внешних переменах:

 

Когда мне сказали, что в «Детках-предках» будет другой образ, в котором должен сочетаться XX и XXI век, подумала, как интересно. Я не понимаю, как публичный человек может застрять в одном образе, одинаково укладывать волосы и одинаково краситься? Мой первый проект был связан с тем, что я была проверяющей, и я не понимаю, как проверяющая может быть одета в короткую юбку или шорты. Мы же понимаем, что всё должно быть уместным. И хотя я не пользуюсь услугами стилистов в принципе, те образы, которые собрал Саша Рогов, я бы сама не собрала. У нас с ним был такой разговор: «А вот это?», «А нет», «А давай попробуем!», «Хорошо!». Некоторые образы сразу сошлись. Образы мы собирали вместе, главным был Саша, но не было такого, чтобы он что-то навязывал. На самом деле, мне очень нравится примерять. В медиа меня видят в основном в классических образах, в жизни я хожу по-разному. Я люблю ходить в шортах и кроссовках, мой любимый дизайнер Йоджи Ямамото и его балахонистые вещи. Поэтому переодеваться мне легко, главное, чтобы я чувствовала себя комфортно. И даже в жёлтом плюшевом платье, про которое я сначала подумала, господи, желтый плюш, все равно всё сошлось, я поняла, что будет очень красиво, если собрать волосы и надеть сапоги. Я никогда не была куклой, которой можно сказать иди туда и говори то, я всегда делаю так, как я хочу и вижу. Естественно, всё это происходит в компиляции с продюсерами, но тем не менее это я. В этом невероятное удовольствие, что зрители СТС увидят меня другой, в других вещах, в этих образах, в которых я себя почувствовала.

 

О работе с каналом СТС:

 

Сейчас я являюсь частью шикарной семьи СТС, я чувствую себя как дома, где меня слушают и где я могу записать ещё и такие проекты. Абсолютно точно, если бы я снимала «Ревизорро» ещё лет десять, меня стали бы воспринимать как сумасшедшую. Всё хорошо в меру, и я благодарна Пятнице, что когда-то Николай Борисович Картозия поверил в меня, и мы получили общие бенефиты, но пришло время идти дальше. Я благодарна за всё, что у меня есть, и сейчас нахожусь в шикарной компании ведущих СТС.

 

О трендах:

Если мы говорим про блогеров, про людей, которые реализовывают себя в диджитал-пространстве, здесь две стороны медали. С одной стороны, диджитал дал возможности многим талантливым людям, стать кем-то и зарабатывать, с другой – такая возможность есть у людей, которым нечего сказать, но они говорят. Когда я училась в школе, мы слушали Кая Метова, а моя мама говорила, господи, кто это. Все поколения разные, и наши дети будут лучше нас. А что касается исполнителей, их слушают миллионы, поэтому моё личное отношение здесь в принципе не играет роли. Да, я считаю, что сейчас время «жвачки». Много людей из разных сфер случайно становятся любимцами миллионов. Я не знаю, как это работает. Но мы приглашаем их, потому что они есть и их любит молодежь, а мы не можем превратиться в ханжеское шоу. Это поколение, и мы не можем просто так взять и стереть ластиком, особенно, если у них миллионы подписчиков.